РУССКИЙ ИСТОРИК: «История России по Путину – шизофренична»

[sc:mari ]
Русский историк-коммунист из Москвы Илья Будрайтскис дал интервью польскому журналу Krytyka Polityczna, в котором рассказал о том, что представляет собой «русская история» в эпоху Путина. Он в частности отметил:

— «В области истории Путин преследует две основные цели. Во-первых, он стремится к совмещению истории России и русских с историей государства — сохранением преемственность с времен Киевской Руси (это Украина, или, можно, Великая Швеция, но никак не Россия-Москва — КЦ). Вторая цель заключается в представлении русской истории как «истории без противоречий». В России, однако, это весьма сложная задача.

Если посмотреть на русскую политику в области истории за последние два десятилетия, мы видим три конкурирующих подхода: дореволюционный, связанный с монархией Романовых, советский и либеральный, связанный с понятием «пост-коммунистического перехода к демократии.»

Власти пытаются по-своему представить Октябрьскую революцию. Путин недавно призвал историков к «объективной научной оценке» революции 1917 года. В 2017 году к столетию этого события запланированы официальные торжества, конференции, выставки и т.д. Власти не могут делать вид, что революция не было, попробуйте это сделать. Они пытаются уложить ее в историю Русского государства в контексте непрерывности, а не коренной ломки.

На мой взгляд Путин лично идентифицирует себя с периодом Белой гражданской войны. Путин лично приказал перенести останки Деникина из Соединенных Штатов, и их похоронили с почестями в России в 2005 году. Но элита не может в полной мере удовлетворить свои личные предпочтения.

Полная поддержка государством белых означает признание, что в истории России было несколько конфликтов и противоречий, которые до сих пор могут вызвать социальную напряженность. В результате на Красной площади остается мавзолей Ленина, а у кремлевской стены могила Сталина.

Читайте также:  Депутаты взялись за коммунальные платежки

Это шизофрения. И эта шизофрения может быть замечена в деятельности различных организаций, ответственных за создание, сохранение и распространение русского истории. Например, в прошлом году в государственном историческом музее (находится в непосредственной близости от Красной площади), можно было увидеть выставку, посвященную культу Ленина и Советского Союза.

Выставка не скрывает его роли в убийстве Романовых, но в то же время кураторы пытались отдать должное его роли в истории ХХ века — конечно, они не хотели представить его просто как преступника. Выставка также высмеивает теорию заговора, которая утверждает, что Ленин от начала до конца действовал как немецкий шпион.

тар

В то же время в нескольких сотнях метров в другом государственном музее проходила выставка, посвященная трем столетиям Романовых. Там Ленин представлялся уголовником, масоном и немецким шпионом от начала до конца.

Ленина очень трудно вставить в повествование «истории без конфликтов». Он сам является в некотором смысле воплощением самых больших противоречий, разделяющих Россию в ХХ веке, и до сих пор оказывает влияние на формирование современного общества. Мне кажется, что даже Сталин является более удобным для современной исторической политики.

Да, его «война против нацизма» (за колхозы и Гулаг — КЦ) в целом является одним из столпов «истории без конфликта.» Он подходит для этого идеально.

Говоря о победе в борьбе против Хитлера, можно объединить националистические (настоящие националисты в России, нацисты, всегда будут на стороне Хитлера — КЦ) и коммунистические версии в более или менее одну понятную истории.

Читайте также:  Переворот в Зімбабве: арештований президент домовився, щоб його дружина виїхала з країни

Кроме того, именно Сталин изобрел идею «истории без противоречия». Он был первым, кто узаконил такую политику и начали использовать коммунистических и националистических, и даже шовинистических персонажей. Во время войны (второй гражданской — КЦ) он добрался даже до церкви.

Православие представляет Россию как в первую очередь, если не исключительно, православную страну. Россия, русская культура и православие представляют им как нечто, неразрывно переплетенное друг с другом.

Православная церковь не пытается вести свою собственную историческую политику, независимую от государства. В России это не работает. Русская православная церковь — не католическая церковь. Начиная с 18 века, она является просто идеологическим органом государства, полностью подчиненной его политике.

Интересно, что очень недавняя история Русской православной церкви в каком-то смысле отражает идею «истории без противоречия». В 1990-е годы две разделенные фракции Русской православной церкви снова объединились. Это «белая церковь», основанная русскими эмигрантами после революции на Западе; и вторая фракция, оперировавшая в Советском Союзе, в какой-то степени она была терпима властям, и была сильно инфильтрирована спецслужбами.

Что было одним из первых решений, объединяющих эти фракции? Канонизация Романовых, убитых большевиками. Они стали «мучениками за христианство», убитые «безбожными коммунистами». Это может показаться сильным поворотом в сторону «белой» интерпретации истории ХХ века, но с другой стороны, такая политика проводится церковным людом, очень сильно вовлеченным в основу советской системы.

Что касается колониального опыта России в Центральной Азии, то все мысли, размышления о колониальном присутствии России в регионе были удалены из официального исторического нарратива в конце сталинской эпохи. Он был заменен на мысль о России как «большом брате», который в этом регионе всегда играл «объективно прогрессивную роль».

Читайте также:  Тысячи грузин потерялись в Европе после введения безвизового режима

По Украине, Беларуси и странам Балтии сегодня работают фронты «исторической войны». Официальная историческая политика стран Балтии говорит, что Россия — как правопреемница Советского Союза — должна признать свою вину и покаяться за массовые депортации 1940-х. Однако признание вины и выражение раскаяния — это последняя вещь, на которую готова пойти внешняя политика Путина. Такие требования приводят к совершенно противоположному результату. Часто это приводит к отрицанию со стороны России, что любая оккупация вообще имела место.

Сегодня в России работает финансируемый Кремлем фонд «Историческая память». Он специализируется на изучении истории второй мировой войны на территории Западной Украины и Балтии. Издаётся много статей и книг, изображающих сотрудничества УПА Бандеры и литовских партизан с немцами (Украина и Балтия сами виноваты, когда говорят о «двух оккупациях», о не о русской оккупации и немецком освобождении. Но это не их вина, потому что говорить правду им не позволит понятно кто — КЦ). Все эти публикации должны доказать, что у советской оккупации этих стран действительно не было альтернативы.

В точки зрения левой левого нарратива я думаю, что нужно следовать традиции, установленной такими историками, как Михаил Покровский — показывать условия формирования исторических мифов, вести дискуссии по таким понятиям как «нация», «Россия» и тому подобное. Показать таким образом, как противоречиво само по себе такое понятие, такая конструкция как «Россия».

Отдел мониторинга

Кавказ-Центр

kavkazcenter.com

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
29 просмотров
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Загрузка…