Признание бывшего ФСБшника: Да, это я взорвал дом по улице Гурьянова в Москве

…Я взорвал русский дом, убил русских людей, и русские женщины, рыдая над русскими трупами, на родном мне языке проклинали того, кто это сделал. И я, стоя рядом с ними, физически чувствовал, как проклятие обволакивает меня, проникает в голову, грудь, заполняет все мое тело, пропитывает каждую мою клетку. И я понял, что Я — ПРОКЛЯТ!

Сообщает Всемвед со ссылкой на www.technosotnya.com

Я не чеченец, не араб, и не дагестанец, а самый настоящий русский — Владимир Кондратьев, майор ФСБ, сотрудник строго засекреченного отдела К-20. Наш отдел был создан сразу после подписания Хасавюртовских соглашений. Перед нами была поставлена задача — организация и проведение операций по дискредитации Чеченской Республики с целью недопущения ее мирового признания.

фото: www.technosotnya.com
фото: www.technosotnya.com

 

Для этого нам были даны очень широкие полномочия и самые неограниченные финансовые и технические возможности. Одна из самых первых разработанных нами и удачно осуществленных операций называлась „Ковпак“.

Суть ее заключалась в том, что мы ездили по всем колониям России и вербовали уголовников (предпочтение отдавалось лицам кавказских национальностей), комплектовали их в группы, давали им оружие, деньги, затем отвозили на территорию Чечни и там их выпускали с единственной конкретно поставленной задачей — похищение людей, в частности иностранцев.

И надо сказать, наши питомцы очень удачно с ней справились.

Масхадов и его люди ездили по всему миру, тщетно пытаясь заручиться зарубежной поддержкой, а в это время на территории их республики пропадали иностранцы.

Самую эффектную точку в этой операции поставило похищение и убийство британских и новозеландского инженеров, осуществленные по нашему приказу. В июне прошлого года перед нашим отделом была поставлена новая задача — вызвать в стране всеобщую ненависть к Чечне и чеченцам. При разработке идей в нашем отделе эффективно практиковался brainstorm.

Так во время очередной „мозговой атаки“ родилось несколько идей, среди которых: распространение по всей стране листовок с угрозами со стороны чеченцев, убийство всеобщей любимицы Аллы Пугачевой, взрывы в жилых домах, свалив затем все это на чеченцев. Все эти предложения были доложены руководству ФСБ, которая остановила свой выбор на последней идее как на самой эффективной и дала нам „добро“ на ее осуществление. Нами были запланированы взрывы в Москве, Волгодонске, Рязани, Самаре, а также в Дагестане и Ингушетии. Были выбраны конкретные дома, подобрана и рассчитана взрывчатка. Операции было дано кодовое название „Хиросима“.

Непосредственное же ее осуществление было поручено мне, так как я был единственный в нашем отделе специалист по взрывному делу, к тому же имеющий сравнительно большой опыт. Хотя в душе я и не был согласен с идеей взрыва жилых домов, но не мог отказаться от выполнения приказа, так как каждый сотрудник нашего отдела с первых дней его создания был поставлен в такие условия, что обязан был выполнять любой приказ. Иначе его просто превращали в Вечное Молчание. И я выполнил приказ! На следующий день после взрыва я поехал на место проведения операции с целью ее оценки и анализа результатов.

Читайте также:  ПУТИНСКАЯ ИЗОЛЯЦИЯ. Путинские дочери сбежали от изоляции и самоизолировались в Москве

Увиденное же там поразило меня.

Я уже упоминал, что мне и раньше приходилось взрывать, но то были не жилые объекты, к тому же за пределами России. А здесь я взорвал русский дом, убил русских людей, и русские женщины, рыдая над русскими трупами, на родном мне языке проклинали того, кто это сделал. И я, стоя рядом с ними, физически чувствовал, как проклятие обволакивает меня, проникает в голову, грудь, заполняет все мое тело, пропитывает каждую мою клетку. И я понял, что Я — ПРОКЛЯТ!

Вернувшись в отдел, вместо отчета о проделанной операции я написал рапорт с просьбой перевести меня в другой отдел, объяснив это моральной и физической усталостью. Видя мое состояние, меня временно отстранили от участия во всех операциях и осуществление второго взрыва, который был запланирован на понедельник, поручили моему напарнику.

Меня же, чтобы я не смог этому помешать, решили просто -напросто ликвидировать.

В субботу, чтобы, оставшись наедине с собой, подумать над тем, что же мне делать дальше, и прийти в себя, я выехал к себе на дачу. По дороге я почувствовал, что у моей машины, за которой я всегда тщательно ухаживал и которая меня никогда не подводила, вдруг отказали тормоза. Я понял, что меня решили убрать классическим методом, принятым в нашей организации. И я, точно так же, как нас учили поступать в подобных ситуациях, направил машину в воду, благо речка оказалась по пути, а сам благополучно выбрался на берег. Затем на попутке добрался до Москвы и в тот же день по оперативным каналам покинул пределы России.

Сейчас я живу за тысячи километров вдали от Родины. С документами у меня все в порядке — теперь я официально гражданин этой небольшой страны. У меня нерусское имя и фамилия, и здесь никто не догадывается, кто я такой на самом деле.

Я знаю, ФСБ способна на все, но все-таки надеюсь, что мои коллеги не найдут меня здесь.

На моей новой родине я открыл свой маленький бизнес, деньги у меня есть, и теперь могу спокойно прожить здесь до конца своих дней. Тогда зачем же Вам пишу все это, рискуя засветиться? (Хотя я и принял меры предосторожности, отправляя письмо из третьей страны и через третьи руки). […]

Я уже упомянал Самару среди прочих подготовленных к взрыву городов. Жертвой тогда должны были стать жильцы дома по улице Ново-Вокзальная. Хотя не исключаю, что после неудавшейся попытки взрыва дома в Рязани в нашем отделе могли полностью отказаться от подобных операций. Но все-таки считаю своим долгом предупредить о ней».

* * *

Ecognition of the former FSBshnika: Yes, I blew up the house down the street Gur’yanova in Moscow.

… I blew up the Russian house, killed the Russian people and Russian women, sobbing over the Russian corpses, in their native language I cursed the person who did it. And I’m standing next to them, physically felt the curse envelops me, penetrates into the head, chest, fills my whole body, permeates my every cell. And I realized that I — Cursed!

Читайте также:  Россиян готовят к войне почти с пеленок

I am not a Chechen, not an Arab, and not Dagestani, and a real Russian — Vladimir Kondratyev, Major FSB officer strictly top-secret division of K-20. Our department was established immediately after the signing of the Khasavyurt agreements. Before us was a task — organizing and conducting operations to discredit the Chechen Republic in order to prevent its international recognition.

For this, we were given very wide powers and the most unlimited financial and technical capabilities. One of the first that we developed and successfully carried out operations called «Kovpak. The gist of it was that we went over all of Russia’s colonies and recruit criminals (preference to persons of Caucasian nationality), to complete them in groups, gave them weapons, money, and then transported to the territory of Chechnya, where they were produced with a single specific task — kidnapping, especially foreigners. And I must say, our pets very well to cope with it. Maskhadov and his people traveled around the world, trying in vain to enlist foreign support, but this time on the territory of their republic disappeared foreigners.

The most spectacular point in the operation set the abduction and murder of British and New Zealand engineers carried out our orders. In June last year before our department was a new task — to call the country’s general hatred of Chechnya and the Chechens. In developing the ideas in our department effectively practiced brainstorm. So during the next «brainstorming» was born a few ideas, including: distributing leaflets throughout the country with threats by the Chechens, killing a general favorite with Alla Pugacheva, explosions in apartment blocks, then knocking it all on the Chechens. All these proposals were presented by the FSB, which opted for the latter idea as the most effective and gave us the green light for its implementation. We have planned the explosions in Moscow, Volgodonsk, Ryazan, Samara, as well as in Dagestan and Ingushetia. The selected concrete houses, selected and designed the explosives. Operations was given the code name «Hiroshima».

The direct its implementation was entrusted to me, because I was the only one in our department and an expert on explosives, besides having a relatively great experience. While in the shower and I did not agree with the idea of bombing houses, but he could not refuse to comply with the order, as each member of our department since the early days of its creation was raised in an environment that was required to carry out any orders. Otherwise it just turns into eternal silence. I carried out the order! The day after the explosion, I went to the place of operations to evaluate and analyze the results. What I saw was there struck me. I have already mentioned that I previously had to blow up, but that was not residential facilities, moreover, outside of Russia. And here I blew up the Russian house, killed the Russian people and Russian women, sobbing over the Russian corpses, in their native language I cursed the person who did it. And I’m standing next to them, physically felt the curse envelops me, penetrates into the head, chest, fills my whole body, permeates my every cell. And I realized that I — Cursed!

Читайте также:  DAILY MAIL. 16 апреля в Москве появился совершенно новый Путин

Returning to the department, instead of reporting on the progress the operation, I wrote a report with a request to transfer me to another department, explaining that moral and physical fatigue. Seeing my condition, I was temporarily suspended from participation in all operations and implementation of the second explosion, which was scheduled for Monday, instructed my partner. I, however, that I was unable to prevent it, decided prostonaprosto eliminated.

On Saturday, that, left alone with yourself, think about what I should do, and come to, I went to his dacha. On the way I felt that my car, for which I have always carefully looked after and that has never failed me, suddenly brakes failed. I realized that I have decided to remove the classical method adopted in our organization. And I, just as we were taught to do in such situations, sent a car into the water, the river has been good on the road, and he got safely to shore. Then ride to get to Moscow and on the same day operational channels left outside of Russia.

Now I live thousands of miles away from the motherland. The documents I have everything in order — now I am officially a citizen of this small country. I have a non-Russian name, and here no one had guessed who I am, actually. I know the FSB is capable of everything, but still I hope that my colleagues will not find me here. At my new home, I opened my small business, the money I have, and now I can live peacefully here until the end of his days. Then why did you write all this, risking to be lighted? (Even though I took precautions by sending a letter from a third country and through third parties). […] I already Samara is mentioned among others prepared for the explosion of cities. The victim then had to become tenants on the street Novo Vokzal’naya. Although not rule out that after a failed attempt to blast home in Ryazan in our department to fully give up such operations. But still consider it my duty to warn about it. »

Source: Oleh Stetsenko

Ранее сообщалось: Кремль показал свой звериный оскал на Майдане 2014 года. Просыпайтесь, россияне, чем быстрее вы идете на правильный путь, тем лучше жить будут ваши дети и внуки

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Следите за нами в соц-сетях, чтобы не пропустить другие интересные новости.