«С 1 января россияне не смогут больше пользоваться своим iPhone»

3333333333(1)   Интернет-омбудсмен РФ рассказал Znak.com, что он собирается сказать президенту.

Российская интернет-отрасль сейчас является одной из наиболее перспективных и динамичных и одновременно наиболее уязвимых сфер. Особенно на фоне последних попыток властей ужесточить контроль над Рунетом. Дмитрий Мариничев, назначенный в июле этого года на пост интернет-омбудсмена РФ, стал первым в России правозащитником интернет-бизнеса. В беседе с корреспондентом нашего издания Мариничев рассказал, как он выстраивает диалог между властью и интернет-сообществом.

 

— Дмитрий Николаевич, уже приняты и рассматриваются законы, направленные на ужесточение контроля государства над Интернетом. Как вы считаете, этот контроль вообще нужен?

 

— Я считаю, что инструменты, в том числе законодательные, которые регулируют деятельность, а не запрещают или карают ее, необходимы. Регуляция подразумевает стимулирование позитивных решений, то есть когда кто-то что-то делает хорошо, то он должен быть уверен, что получит плоды своего труда. Соответственно, карающая деятельность – наказание за неправильные действия. Сейчас весь инструментарий — запретительный и носит несколько устаревший характер. Две трети всех законов, которые на сегодняшний день так или иначе пытаются регулировать Интернет, носят конкретно запретительный характер.

 

Нужно четко понимать, что интернет-отрасль, IT-отрасль в России сформировалась из ничего, ее в Советском Союзе не было. И она целиком и полностью соответствует мировому уровню. То есть все лучшие практики, все технологические решения и по безопасности, и по хранению, и по обработке данных – они все ровно такие же, как в мире. То есть [законодателям] не нужно что-то выдумывать, не нужно пытаться ничего завоевать или ограничить, им просто нужно сказать людям, которые работают в отрасли, какие задачи. К тому же мы отдаем себе отчет в том, что неправильные шаги в этом направлении могут просто убить отрасль, которая, несмотря на молодость, является в России флагманом и по вкладу в ВВП, и по динамике роста.  Если в российской интернет-отрасли  есть компании —  мировые лидеры, то получается, что наш российский продукт может конкурировать с мировым. Поэтому нужно стимулировать развитие этой отрасли. А иначе мы можем получить опять утечку лучших мозгов из России. Например, разработчиков софта ничто не держит в России, они могут в любой момент взять подпоясаться и уехать в ближнее, в дальнее зарубежье, куда угодно. Вы же прекрасно знаете сами, что огромное количество стран уже предлагают нашим разработчикам переезд не только их самих, но и их семей. Этот процесс уже идет. Нам это зачем? Интернет в России – это кусок мирового Интернета, мирового океана. Ограничивать его, превращая в аквариум, так вода цвести начнет.

 

 — 7 октября у вас состоялась встреча с представителями отрасли. Как все прошло, какие решения были приняты?

 

— Все прошло отлично. Могу сказать, что отрасль сформировалась, она самоидентифицировалась. Мы выработали общую позицию, создали экспертный совет ассоциаций и объединений интернет-отрасли при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей. Можно сказать, что все общественные организации, которые представляют интересы отрасли в той или иной специфике, объединились в рамках общей работы и самоопределились как отрасль. То есть состоялся конструктивный и качественный диалог.

 

 — Как я понимаю, этот экспертный  совет — это предтеча экспертного совета при президенте, который вы предлагаете создать?

 

— Фактически да. Сейчас планируем выступить с этим предложением, будем надеяться на позитивный исход нашего предприятия.

 

 — А кто вошел в совет?

 

— Мы договорились о том, что в экспертный совет будут входить представители ассоциаций и объединений, которые представляют  интересы компаний, работающих в среде Интернет, и всего, что с этим связано. Их достаточно большое количество,  вот некоторые из них: Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК), Объединение компаний-разработчиков программного обеспечения Руссофт, Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ), Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ), Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ), Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (РАТЭК), Содружество производителей фирменных торговых марок РусБренд, Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), Фонд информационной демократии (ФДИ).

 

 — Как насчет крупных компаний, таких как «Яндекс» или «Рамблер и Ко»?

 

— Мы сообща выработали по этому вопросу позицию: компании как таковые в совет входить не будут. Они будут присутствовать опосредованно через профильную для них общественную организацию. Понятно, что Интернет  — достаточно обширная вещь. К примеру, есть организации, которые представляют интересы системных интеграторов, есть те, кто связан с информационной безопасностью, есть ассоциации, объединяющие компании интернет-торговли, НП «Руссофт» представляет интересы разработчиков программного обеспечения, и так далее. То есть существует достаточно много ассоциаций, и каждая компания может найти для себя профильную организацию, с которой будет работать. Экспертный совет – это всего лишь агрегатор всех мнений, потребностей, проблем отрасли и решений поставленных перед ней задач.

 

 — Как я понимаю, вы должны были отправить  обращение президенту Владимиру Путину с вашими предложениями по итогам встречи участников отрасли?

 

— Да, мы планировали это сделать. Но в силу того, что у нас состоялась детальная беседа, мы решили немного видоизменить концепцию нашего обращения. Думаю, что в течение недели мы подготовим текст.

 

 — Какие-то основные пункты можно озвучить?

 

— Основные пункты – это, например, отношение отрасли к постановлению правительства РФ о доступе к Wi-Fi по паспорту, если простым языком говорить. Мы предлагаем все-таки отменить это постановление, просто отменить и не возвращаться к нему в ближайшей перспективе. А если необходимо что-то сделать, то мы хотим, чтобы экспертный совет в рамках консультаций для законодателей сформировал концепцию, которая будет технически выполнима.

 

Второе – это закон о персональных данных (закон, обязывающий интернет-компании хранить данные о пользователях в пределах РФ  — прим. ред.). Здесь тоже уже есть кристально ясная позиция всех участников. Мы хотим, чтобы сроки вступления закона в силу были отнесены на 1 сентября 2016 года вместо 1 января 2015 года, для того чтобы все могли подготовиться. И, соответственно, есть реальное желание прийти к такой версии закона, которая разрабатывалась бы вместе с профессиональными участниками сообщества с учетом их пожеланий. Ведь нужно, чтобы документ действительно работал и приносил пользу, а не был таким вот ограничителем, не существовал в виде «забора».

 

  — А что нужно компаниям технологически, чтобы выполнить требования закона по хранению данных?

 

— На данный момент требуется невозможное.  Вершина айсберга задач — это напокупать серверов, построить или арендовать дата-центры и все расположить здесь. Но  кроме этого, компаниям нужно еще поменять свое программное обеспечение,  чтобы не передавать за границу персональные данные,  — и речь идет практически обо всем имеющемся программном обеспечении. Кто и как будет это все контролировать, совершенно непонятно. То есть это с 1 января абсолютно не выполнимая вещь. К примеру… Вот у вас есть iPhone?

 

 — Есть.

 

— Вот у вас телефон от компании Apple, у вас есть учетная запись iCloud. Это ваши персональные данные, которые хранятся в дата-центре Apple. По новому закону вы с 1 января не можете больше пользоваться своим iPhone, потому что корпорация Apple не может предоставлять свои сервисы на территории России, так как хранит свои персональные российские данные у себя в Калифорнии. То есть из этого закона нужно выводить все, что связано с «облачными сервисами». Существует также проблема с медицинскими персональными данными, которые хранятся в «облаке»: недавно государство закупало в огромном количестве томографы, которые тоже оперируют «облачными» технологиями, передавая снимки в единое «облако», где происходит обработка данных и получение лучшего решения. Решение всех подобных вопросов требует времени и подготовки со стороны компаний.

 

 — Еще одна инициатива запретительная, которая недавно озвучивалась, — это законопроект «о запрете Skype». К счастью, она еще не прошла, по-моему, но как вы ее оцениваете?

 

— Этого уже не будет. Благодаря усилиям конкретных людей и организаций на сегодняшний день пока можно всем выдохнуть, так как этого не будет.

 

 — Как вы считаете, может быть, государству правильнее позволить отрасли саморегулироваться?

 

— Можно позволить саморегулироваться, но ограничения слева-справа все же должны быть, должны быть грани, за которые нельзя переходить. То есть совсем на самотек все пускать нельзя, это тоже до добра не доведет.

 

— Вопрос в том, согласятся ли депутаты взаимодействовать с интернет-отраслью, прислушаются ли к ней или ваш совет будет существовать отдельно, а законы будут приниматься по-прежнему…

 

— От сегодняшнего старта зависит очень многое. Может сложиться так, что это будет параллельная жизнь, и тогда она будет просто никому не нужна. Произойдет полное разочарование, индустрия отвернется от властей, власти начнут хмуриться на индустрию. Я думаю, что это никому не нужно. Наша задача – сделать так, чтобы законы, которые принимаются, были хорошими. Никто не говорит: «Оставьте Интернет в покое, здесь все и так хорошо, пусть творится вакханалия…». Нет таких задач. Просто мы хотим, чтобы при принятии законов депутаты советовались с людьми, которые работают в отрасли. Мы все — такие же граждане России, как и депутаты. Мы такие же патриоты и не уехали еще никуда, хотя также имеем такую возможность. Мы хотим сделать мир лучше вокруг себя и понимаем, как этого можно достичь. Мы искренне надеемся, что здравый смысл возобладает.

 

 — К чему сейчас нужно стремиться российской интернет-отрасли, к какому горизонту?

 

— К поддержанию отечественных компаний относительно экспорта своих продуктов. Интернет-решения таковы, что если вы их успешно реализовали на каком-то из рынков, то с высокой вероятностью вы можете быть успешны на глобальном рынке, а это уже другой уровень. Тем более что сейчас общий тренд идет к бесплатности сервисов или к их минимальной стоимости, но за счет масштаба компании на этом зарабатывают и развиваются. У российских компаний есть такая возможность.

 

 

Вопросы – Ирина Щербак

Фото – со страницы Дмитрия Мариничева в Facebook

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
64 просмотров
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Загрузка…