Путин готовится к наступлению, но на большую войну не решился: эксперты о боях на Донбассе

[sc:mari ]

На Донбассе продолжается активизация военных действий по всей «линии фронта». Несколько дней подряд велась массированная атака на донецкий аэропорт, затем начались интенсивные обстрелы других населенных пунктов. 19 января СНБО заявил о пересечении государственной границы Украины двумя батальонно-тактическими группами вооруженных сил РФ.

Что это? Начало полномасштабного вторжения России в Украину? Или просто попытка выторговать себе лучшие условия на переговорах? Что сегодня сдерживает Кремль от масштабной войны с Украиной и со всем миром? Если такая война все же будет развязана, когда это может произойти? На эти вопросы «Обозревателю» ответили генерал-майор в отставке, президент Атлантического совета Вадим Гречанинов, российская правозащитница, руководитель группы «Груз 200» в Facebook Елена Васильева и политический обозреватель Олег Пономарь.

ВАДИМ ГРЕЧАНИНОВ, генерал-майор в отставке, президент Атлантического совета

-СНБО заявил о пересечении государственной границы Украины двумя батальонно-тактическими группами вооруженных сил России. О чем это свидетельствует? Началось полномасштабное наступление России на Украину?

-Трудно сказать, что это тотальное наступление. Они готовятся на весну. Они выжидают, что же, все-таки, скажет мир, Европа и США. Но, безусловно, США располагают своими разведывательными данными и знают, готовится Россия к наступлению или нет. Сегодняшнее пересечение границы может говорить о стремлении поддержать сепаратистов в Донецке и Мариуполе. Это две очень важные точки для России. Они выдумывают, хитрят и так далее.

Мне кажется, это еще не сигнал к масштабному наступлению. Хотя – может быть. Потому что в этом году очень теплая зима, и вполне вероятно, что Путин знает, какой будет погода. Поэтому они могут начать наступление.

Pro-Russian rebels ride on an APC during a parade in Luhanks, eastern Ukraine-Вы считаете, что вопрос полномасштабного наступления России – это вопрос времени? Оно неизбежно?

-Да. Я думаю, для них этот вопрос решен. Потому что минские договоренности ничего не дали.

-Если, по вашему мнению, полномасштабное вторжение предопределено, что может его все-таки предотвратить?

-Что касается внутренних вопросов России, то там уже, по-моему, ничего не предотвратит. Есть заангажированное совковое большинство. Я думаю, там уже ничего нельзя сделать. А что касается международных факторов… Они понимают, что восточную Европу нельзя отдавать, потому что потом ее придется отвоевывать очень тяжело.

Ну а Путин пока завязывает тесные отношения с Китаем. Не исключено, что Россия может отдать отдельные области Китаю – в обмен на лояльность. Пока на лояльность. А дальше Китай будет сам решать, как ему действовать.

Путин хочет всем продемонстрировать свое «я». Он никак не может остановиться в своем эгоизме, в своих амбициях.
-Как вы думаете, с чем связано последнее обострение по всей «линии фронта»?

-Это связано с тем, что им надоело возиться, и они хотят закрепить эти области за собой. Поэтому они действуют разными методами, в том числе прямыми.

Я очень переживаю за страну, но – такая ситуация. Плохо с точки зрения стратегии – наше военное руководств не знает, что будет завтра. Возможно, оно и знает. Но судя по тому, как продвигаются наши войска, по тому, как неуверенно начинается мобилизация…

Читайте также:  Переворот в Зімбабве: арештований президент домовився, щоб його дружина виїхала з країни

-Вы считаете, что наше военное руководство действует ситуативно?

-Они реагируют на провокации России – иногда успешно, иногда неуспешно. Но самим предугадать что-то в этом плане, к сожалению, не получается.

ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВА, российская правозащитница, руководитель группы «Груз 200» в Facebook

-Может ли активизация боевых действий на востоке Украины свидетельствовать о начале полномасштабной войны России против Украины?

-Я только что вернулась из АТО, поэтому видела своими глазами то, что там происходит. Я разговаривала с большим количеством ребят из Нацгвардии. Со всех участков поступает очень тревожная информация о том, что действительно сейчас что-то готовится. Мне рассказали об одной странной закономерности, а именно: когда приходят «гумконвои», через день-два после этого начинаются очень жесткие обстрелы. Потом их интенсивность уменьшается. Но как только объявлено, что идет новый «гумконвой», уже известно: через день-два снова начнется бомбежка.

Меня как россиянку очень тревожит тот факт, что Госдума России решила проголосовать за отзыв своих представительных полномочных в США. Как я понимаю, Путин готовится к какому-то решающему сражению. Украина ему как кость в горле, поэтому однозначно они собираются предпринять какой-то ощутимый шаг.

Сейчас они пытаются стрелять в самых разных местах, теперь очень много раненых среди мирных жителей.

Я видела своими глазами заполненные госпитали и гражданские больницы со стороны Украины, но с обратной стороны, из Донецкой области, поступают еще более неприятные сигналы. Мне как человеку, который мониторит «груз 200», крайне неприятно узнавать о том, что, например, в Донецке морг уже стал конвейером. Наши волонтеры, наблюдатели написали мне о том, что там уже не хранят погибших. Тела привозят, отогревают искусственным образом – так их пытаются распрямить, потому что они поступают в разном виде. На так называемые «пазлы» — фрагменты тел, руки, ноги – уже никто не обращает внимания, их утилизируют, сбрасывают в шахты, вывозят, закапывают.

-Чьи это бойцы?

-Российские. Естественно, ни о каком отборе ДНК речи нет. Самое сложное с «российско-донецкой» стороны то, что не оказывается быстрая помощь раненым, специалистов практически нет. Их не хватало и до этого. Поэтому потери с российской стороны идут значительно больше, чем с украинской.
-Есть ли у вас данные о том, сколько российских военнослужащих погибло на территории Украины за последнюю неделю, две, месяц?

-382 человека за последние три дня, когда пытались штурмовать донецкий аэропорт, Мариуполь, Горловку. Это очень большие потери. Летом и осенью погибало, как минимум, 10 человек в день – и мы считали, что это очень много.

Цифра погибших россиян с начала военных действий уже перевалила за 6 тысяч. Эти цифры совпадают с цифрами, озвучиваемыми наблюдателями ООН. Сейчас в российских войсках присутствует очень серьезная растерянность, молодежь набирают на учения в Ростовскую область, снова пытаются собрать срочников. Очень многие специалисты-контрактники всеми правдами и неправдами пытаются отлынивать от этих так называемых командировок в Украину.

Читайте также:  Депутаты взялись за коммунальные платежки

И еще очень важный фактор для меня – это то, что министерство обороны РФ задерживает оплату контрактникам. Никто не получает денег. На всех форумах высказывается недовольство. При всем том, что Путин готовит наступление, я могу констатировать, что обстановка с российской стороны нестабильная – в тех местах, где стреляют. Кроме того, не раз слышала своими ушами, что российские военные удивлены – несмотря на то, что у украинцев нет такого высокоточного оружия, которое появилось с российской стороны, украинцы стреляют более метко, более точно и наносят серьезные удары по противнику.

ОЛЕГ ПОНОМАРЬ, политический обозреватель

-Чем закончится нынешняя острая фаза военного противостояния на востоке Украины?

-Я думаю, это приведет к каким-то переговорам.

-К очередным минским?

-Их можно назвать как угодно. Любые боевые действия – это приглашение к торгу, это выторговывание лучших позиций для переговоров.

-За что будет торговаться российская сторона?

-За то же, за что она и воюет – за замороженный конфликт. Они хотят создать второе Приднестровье и впихнуть его в состав Украины. Финансировать сами они его не хотят – они хотят, чтобы финансирование шло из Киева, чтобы была огромная черная дыра, куда будут уходить наши деньги, которые нам сейчас нужны как воздух. Это не даст нам двигаться вперед и не даст нам проводить реформы. Это их программа-минимум.

А есть еще программа-максимум – чтобы мы гарантировали, что Украина не вступит в НАТО. Переговоры в Минске, Астане, Берлине – это низший уровень переговоров. На высшем уровне Россия торгуется с Америкой и с ЕС, но больше все-таки с Америкой. Путин хочет выйти на прямые переговоры с Обамой. Когда (если) он выйдет на них, то там он будет поднимать вопрос о большом международном договоре, закрепленном, возможно, в ООН, где будет ясно и четко написано, что Украина никогда не будет членом НАТО. И тогда Путин разрешит нам прийти в ЕС, но без членства в НАТО. Но, конечно, этого ему никто даст сделать, потому что Америка будет его додавливать планом «Анаконда».
Читайте:
Операция Запада «Анаконда» против Кремля будет завершена к концу лета

-Понятно, что у Путина есть какие-то желания, но есть ли у него козыри? Посмотрите, даже донецкий аэропорт не смогли взять. Значит, силы недостаточно велики?

-Недостаточные, чтобы взять аэропорт. На сегодняшний день. Хотя Путин наращивает силы, вводит туда новые вооружения. Но ведь и мы на месте не стоим. Нам помогает Запад, уже какое-то интересное оружие появилось, которое танки подбивает как спичечные коробки.

Читайте также:  Тысячи грузин потерялись в Европе после введения безвизового режима

-У российской стороны не так уж много козырей?

-У них нет абсолютно никаких козырей. Единственный их козырь – решиться на открытую агрессию. Просто ввести свои регулярные войска в массовом виде – танки, самолеты, несколько дивизий. Это и есть весь их козырь. Пока они на это не решились – сейчас они воюют сборной солянкой: «дэнээровские орки», немножко разбавленные регулярными войсками. Но этого формата им явно не хватает даже для того, чтобы взять аэропорт.

-Но согласитесь: последнее обострение ситуации вдоль «линии фронта» с точки зрения простого обывателя наталкивает на одну мысль – о начале полноценного вторжения.

-Нет. За территорию этих «ДНР», «ЛНР» это не выходит, даже никакого коридора не пробивается. Это локальные выпады для того, чтобы получить преимущество – психологическое и военное – на переговорах. Все равно Путин пока настроен на переговоры – но на своих условиях. Принципиальное решение отказаться от переговоров и начать крупномасштабные военные действия еще не принято.

-Что останавливает Путина перед принятием такого решения?

-Его останавливает то, что в случае, когда все маски будут сброшены и все карты открыты, Запад тоже развяжет себе руки. Моментально будет введено нефтяное эмбарго, банковская система России будет отключена от системы SWIFT – а это означает коллапс экономики в течение 20-30 дней. Просто остановится вся платежная система. Плюс военная помощь Украине пойдет в открытую. Это уже вызов всему миру, это война всему миру.

-Вам не кажется, что Путин в политическом плане уже давно объявил войну всему миру. Думаете, он остановится перед объявлением реальной войны?

-Это нельзя назвать войной – это конфронтация. Пока он объявил конфронтацию. Всеми своими действиями до сегодняшнего дня Путин заявляет, что он готов к конфронтации и он ее не боится. Но объявить настоящую войну – это сложное решение, очень непростое, потому что оно может перерасти в Третью мировую. Я думаю, пока он к этому не созрел.
-Какой должна быть тактика Украина в ситуации обострения конфликта? Пора ли назвать войну войной?

-Украина должна действовать так, как она действует сейчас. Войной это не имеет смысла называть, потому что этот формат нас устраивает. Дипломатически и политически мы переигрываем Путина, и в военном плане мы ему показываем, что мы абсолютно не собираемся капитулировать, что у нас достаточно сил и политической воли. Это хорошее дипломатическое решение. Президент Порошенко выступает с дипломатически-миротворческими заявлениями, а в это время Турчинов держит под контролем военную составляющую, и мы в любой момент можем дать им по зубам, у нас для этого достаточно сил. Я считаю, это оптимальный вариант на данный момент. Потому что, если мы объявим военное положение, этим мы развяжем руки Путину. Он скажет: вы объявили нам войну, значит, мы можем вводить войска.

obozrevatel.com

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
40 просмотров
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Загрузка…