Кремль подсунул Киеву наживку. Сергей Рахманин – о том, что происходит между Порошенко и Саакашвили

И, похоже, наша власть эту наживку заглотила, — пишет первый заместитель главного редактора ZN.UA Сергей Рахманин в своей колонке для Зеркала недели.

На дворе хмурился февраль 15-го. Бывший президент Грузии был только-только произведен в ранг советника действующего президента Украины и главы Совещательного международного совета реформ. Компетентные информанты заверяли: получение Саакашвили украинского гражданства — вопрос решенный. Опытный тяжеловес включался в активную отечественную политику. Сообщает Всемвед со ссылкой на nv.ua

Я позвонил тбилисскому знакомому. «Как бы ты коротко описал Саакашвили?» (После полуминутной паузы.) «Гениальный торговец шумом».

Кремль подсунул Киеву наживку. Сергей Рахманин – о том, что происходит между Порошенко и Саакашвили
Кремль подсунул Киеву наживку. Сергей Рахманин – о том, что происходит между Порошенко и Саакашвили

 

В оценке не чувствовалось ни тени насмешки. Это была характеристика, выданная человеком, трудившимся во властной команде Михо, категорически не разделявшим некоторых методов экс-патрона, но при этом признававшим полезность ряда предпринятых им шагов.

«Нет, не сторгуются», — подумал я тогда, пытаясь спрогнозировать характер будущего сотрудничества Петра Алексеевича с Михеилом Николозовичем. Президент Украины к тому времени прочно утвердился в роли гениального продавца тишины. Полугодом ранее он талантливо «толкнул» населению обещание близкого мира, всеобщего спокойствия и неминуемой стабильности. Затем под убаюкивающие сводки о воображаемых реформах тихо продавались индульгенции, распродавались должности, перепродавались потоки. Конфликты политтусовки, робкие претензии общественности и недоуменные вопросы идеалистов аккуратно замурлыкивались. Со времени окончания Революции Достоинства прошел лишь год. Время бесчинства ботов пока не настало. Недовольных еще не записывали пачками в агенты Кремля, их достаточно вежливо просили не нарушать «созидательную» тишину.

Двум «дилерам надежд» неминуемо стало бы тесно на одном рынке сбыта. Хотя товар они реализовывали совершенно разный — один снотворное, другой — горячительное. Впрочем, оба выдавали свой контрафактный продукт за эффективное жаждоутоляющее.

Только глубоко наивный человек мог поверить, что рожденный бескрышным способен долго ходить в подчиненных у природного крышевателя. Их конфликт был вопросом времени (….),

Три с половиной года технологи Порошенко старательно выстраивали PR-конструкцию, в которой украинский президент выглядел бы антиподом российского. Отчасти это делалось в угоду самолюбию Петра Алексеевича — ему хотелось слыть фигурой, равной Путину по масштабу. Но присутствовал в этом и вполне приземленный расчет. При такой модели общественного восприятия действующий глава украинского государства искусственно избавлялся от конкурентов внутри страны. «Порошенко воюет с Путиным, а потому все, кто воюет с ним, играют на руку Кремлю». Схема простенькая, но вполне рабочая. Под действие такого приема подпало изрядное количество людей, в том числе и вроде бы склонных к критическому мышлению. И поддерживать критиков президента воюющей страны становилось неудобно (непатриотично, преступно). Даже если ты с критиками президента во многом согласен.

В истории «Порошенко vs Саакашвили» простое и сложное уживались таким же замечательным образом. Словеса о борьбе с коррупцией/борьбе с вражеским подпольем — лишь фон. Оба наших протагониста — замечательно развитые политические животные. То есть вполне равнодушны к интересам тех, кто находится внизу пищевой цепочки, но отлично знают, какую именно риторику им следует «скармливать».

Безусловно, было простое желание Петра Алексеевича отомстить Михеилу Николозовичу за нежелание быть вишенкой на чужом кондитерском изделии, за вольности и сальности в интервью и телеэфирах. Было стремление локализовать потенциально не слишком опасного, но реально слишком шумного оппонента.

Но был и сложный расчет. Яркий, энергичный, пользующийся репутацией бойца Саакашвили должен был стать магнитом для других оппозиционеров. А будущему делу «о российском агенте Саакашвили» предстояло стать воронкой, куда втянет всех, кто так или иначе с ним контактировал (…).

«Саакашвили получал деньги от Курченко. Курченко действовал по указке ФСБ, расшатывающей ситуацию в Украине. Все, кто поддерживал Саакашвили, защищал его, помогал ему — играли на руку Путину, сознательно либо по глупости». То есть, «раби, подножки, грязь Москви», по озвученной версии генпрокурора. Опять-таки схема простенькая, но если разогнать по крупнейшим телеканалам, — вполне рабочая.

Порошенко-человеку, с одной стороны, хотелось быстрой сатисфакции. Порошенко-политик был принужден ждать, когда у визави «сорвет крышу», чтобы обломки кровли похоронили большинство его внутренних противников — от Тимошенко до «еврооптимистов».

«Крышники» и «бескрышные»

Игра была рискованной. Эмоции заказчиков, глупости организаторов и непрофессионализм исполнителей, помноженные на внутреннее противостояние в провластной коалиции приумножали риск многократно (…).

Наделение Саакашвили украинским паспортом (и не только его) выглядело странным (…). Многих выдача паспорта Михо раздражала. Но отъем паспорта возмутил, и возмутил большее количество. Включая тех, кто не испытывал к нему симпатий. Потому что это выглядело несправедливостью. Прорыв границы вызвал массовое негодование, но число возмущенных несправедливостью власти снова выросло — поскольку запрет на возвращение в Украину и невозможность отстоять свои права в суде выглядел новым посягательством на справедливость. Жесткая попытка задержания, отказ пустить адвоката, оглашение кремлевским агентом без должного расследования и судебного разбирательства, заход силовиков в палаточный городок — каждый новый шаг власти, капля за каплей, увеличивает ряды «крышников» (…).

Тем более что в истории с Саакашвили государство выглядело беспомощным. У власти было два пути. Игнорировать Михо, и он, с высокой степенью вероятности, скатился бы в маргинес. Обходиться с ним корректно, в рамках, обусловленных законом и демократией. Скорее всего, к нему потеряли бы интерес окружающие, а он — интерес к Украине. Но по этому пути не пошли, учитывая обстоятельства, описанные выше.

Второй путь, силовой, выглядел куда циничнее. Но в этом случае требовалось циничное и умелое применение силы. Глупостью было не пускать Саакашвили в Украину, но если уж Банковая пошла на это, — должна была не пустить. Глупостью было «закрывать» Саакашвили, но если уж решились, — должны были «закрыть». Глупостью было «искать» Михо в палаточном городке, но если уж полиция туда зашла — должна была найти. Не потому, что такой алгоритм действий был правильным. Все, как раз наоборот. А потому, что не завершив начатого, власть продемонстрировала свою беспомощность. А беспомощность власти воспринимается как беспомощность государства. И его врагами. И его гражданами (…).

Отравленная наживка. Большая рыба

Разумеется, не слишком успешным действиям силовиков можно найти логичное объяснение. Во-первых, после Майдана и на фоне войны немногие люди в погонах спешат выполнять приказы, за которые потом можно оказаться на скамье подсудимых. Как это случилось с «беркутами» из «черной роты» или пограничником Колмогоровым из зоны АТО (сколь бы разными ни были эти примеры). Во-вторых, надрываться за эту власть готовы немногие. Не видят повода. В-третьих, полиция и Нацгвардия находятся под контролем человека, не спешащего оказывать услуги президенту. И потому, что Аваков, Яценюк (и НФ в целом) Петру Алексеевичу — вынужденные деловые партнеры, временные политические попутчики, но естественные противники. А отнюдь не союзники и уж точно не друзья (….).

Насколько можно судить, операция готовилась в спешке. СБУ, по нашим сведениям, просила дополнительное время на подготовку, и там были против захода «альфовцев» в квартиру (…). Задержание, по нашей информации, предварительно было намечено на 6 утра, но операция, по неизвестным причинам, началась много позже, что существенно осложнило жизнь ее участникам. Задерживаемому позволили запереться в ванной, на выламывание дверей потребовалось время. Саакашвили не только успел совершить несколько телефонных звонков, но и смог беспрепятственно пробраться на крышу (….).

Юридическая составляющая также оставляет желать много лучшего. Многие юристы высказывают свое мнение по поводу адекватности применения конкретной статьи в отношении Саакашвили. Высказываются предположения, что «засветив» аудио- и видеозаписи дела в Верховной Раде, генпрокурор Луценко обесценил их доказательность для судебного разбирательства. Есть множество вопросов и к характеру выступления Юрия Витальевича в парламенте, которое в самом деле более походило на спич политика, нежели на пояснения руководителя правоохранительного органа (…).

Вызывает сомнение качество и смысловая нагрузка представленных доказательств. В некоторых случаях, предполагаемый состав преступления прочитывается лишь в интерпретациях комментаторов, но никак не в самих диалогах. Вопрос о том, являются ли пленки подлинными, не были ли они смонтированы — остается пока открытым. Так же как и вопросы, действительно ли на пленках голоса Саакашвили и Курченко; существует ли связь между таинственным собеседником Дангадзе и беглым олигархом; откуда взялись таинственные помощники, позволившие отечественной ГПУ разжиться столь звонким материалом.

Последний вопрос — самый интересный. Даже если предположить маловероятное, — что Курченко в самом деле предложил свою помощь Саакашвили и Саакашвили эту помощь действительно принял, — материалы, якобы подтверждающие это, не могли попасть в Киев, минуя ФСБ. Наивно верить, что российские спецслужбы не осуществляют технический контроль переговоров Курченко — кремлевской перчатки, подгребающей «национализированные» предприятия в ОРДЛО. Наивно предполагать, что они не контролировали факт возможной передачи денег. Столь же наивно думать, что украинские агенты (если они действительно существовали в природе) в этом случае не были «засвечены» агентами российскими.

Вывод напрашивается неутешительный: материалы, которыми располагает ГПУ (подлинные ли, сфабрикованные ли) попали в руки отечественных правоохранителей либо с тайного одобрения Москвы, либо напрямую из ФСБ. Кремль подсунул Киеву наживку. И, похоже, наша власть эту наживку заглотила. Рыбалка сулила гарантированный улов — как именно ни распорядилась бы полученными материалами Банковая, как именно ни повел бы себя в этой ситуации Саакашвили, как именно ни отреагировали бы на происходящее его сторонники, — повод для очередного расшатывания ситуации был обеспечен.

Так и случилось. Случилось даже ярче, чем ожидалось. Путину остается только наблюдать, как два его врага отчаянно пытаются столкнуть друг друга с изъеденной коррозией коррупции политической крыши. На покрышки, уже разжигаемые внизу.

Ранее сообщалось:

ПСЫ И ШАКАЛЫ В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
532 просмотров
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Be the first to comment

Leave a Reply

Вход/Регистрация: 

Загрузка…